Чиж и Co

Советский и российский музыкант, автор песен, поэт, певец и гитарист. Основатель и лидер рок-группы «Чиж & Co». Участвовал также в группах «Разные люди», «Полковник и однополчане», «Шива».

172
...загрузка
...загрузка
0:00
-
ТОН
+
0

-
ТОН
+
0
В версии ПК можно записать эту песню с голосом
Параметры
Громкость микрофона
Громкость минусовки
Временные характеристики
Сдвиг голоса, относительно минусовки
миллисекунд
Важно! Обновление в обработке записи!
Для качественной записи, используйте браузер FireFox
Вся обработка ведётся в реальном времени. Нажмите кнопку Прослушать и настройте звучание композиции по вашему требованию.
По окончанию обработки, нажмите Сохранить
Эквалайзер
Модификация
Эффекты реверберации
Результат
На поле танки грохотали
+ текст
На поле танки грохотали
На поле танки грохотали,

Солдаты шли в последний бой,

А молодого командира

Несли с пробитой головой.



Под танк ударила болванка,

Прощай, гвардейский экипаж!

Четыре трупа возле танка

Дополнят утренний пейзаж...



Машина пламенем объята,

Сейчас рванет боекомплект,

А жить так хочется, ребята,

Но выбираться сил уж нет...



Нас извлекут из под обломков,

Поднимут на руки каркас,

И залпы башенных орудий

В последний путь проводят нас.



И полетят тут телеграммы

Родных, знакомых известить,

Что сын их больше не вернется

И не приедет погостить.



В углу заплачет мать-старушка,

Слезу рукой смахнет отец,

И дорогая не узнает,

Какой танкиста был конец.



И будет карточка пылиться

На полке пожелтевших книг -

В танкистской форме, при погонах

И ей он больше не жених.

На поле танки грохотали,

Солдаты шли в последний бой,

А молодого командира

Несли с пробитой головой.



Под танк ударила болванка,

Прощай, гвардейский экипаж!

Четыре трупа возле танка

Дополнят утренний пейзаж...



Машина пламенем объята,

Сейчас рванет боекомплект,

А жить так хочется, ребята,

Но выбираться сил уж нет...



Нас извлекут из под обломков,

Поднимут на руки каркас,

И залпы башенных орудий

В последний путь проводят нас.



И полетят тут телеграммы

Родных, знакомых известить,

Что сын их больше не вернется

И не приедет погостить.



В углу заплачет мать-старушка,

Слезу рукой смахнет отец,

И дорогая не узнает,

Какой танкиста был конец.



И будет карточка пылиться

На полке пожелтевших книг -

В танкистской форме, при погонах

И ей он больше не жених.

На поле танки грохотали,

Солдаты шли в последний бой,

А молодого командира

Несли с пробитой головой.



Под танк ударила болванка,

Прощай, гвардейский экипаж!

Четыре трупа возле танка

Дополнят утренний пейзаж...



Машина пламенем объята,

Сейчас рванет боекомплект,

А жить так хочется, ребята,

Но выбираться сил уж нет...



Нас извлекут из под обломков,

Поднимут на руки каркас,

И залпы башенных орудий

В последний путь проводят нас.



И полетят тут телеграммы

Родных, знакомых известить,

Что сын их больше не вернется

И не приедет погостить.



В углу заплачет мать-старушка,

Слезу рукой смахнет отец,

И дорогая не узнает,

Какой танкиста был конец.



И будет карточка пылиться

На полке пожелтевших книг -

В танкистской форме, при погонах

И ей он больше не жених.

На поле танки грохотали,

Солдаты шли в последний бой,

А молодого командира

Несли с пробитой головой.



Под танк ударила болванка,

Прощай, гвардейский экипаж!

Четыре трупа возле танка

Дополнят утренний пейзаж...



Машина пламенем объята,

Сейчас рванет боекомплект,

А жить так хочется, ребята,

Но выбираться сил уж нет...



Нас извлекут из под обломков,

Поднимут на руки каркас,

И залпы башенных орудий

В последний путь проводят нас.



И полетят тут телеграммы

Родных, знакомых известить,

Что сын их больше не вернется

И не приедет погостить.



В углу заплачет мать-старушка,

Слезу рукой смахнет отец,

И дорогая не узнает,

Какой танкиста был конец.



И будет карточка пылиться

На полке пожелтевших книг -

В танкистской форме, при погонах

И ей он больше не жених.

На поле танки грохотали,

Солдаты шли в последний бой,

А молодого командира

Несли с пробитой головой.



Под танк ударила болванка,

Прощай, гвардейский экипаж!

Четыре трупа возле танка

Дополнят утренний пейзаж...



Машина пламенем объята,

Сейчас рванет боекомплект,

А жить так хочется, ребята,

Но выбираться сил уж нет...



Нас извлекут из под обломков,

Поднимут на руки каркас,

И залпы башенных орудий

В последний путь проводят нас.



И полетят тут телеграммы

Родных, знакомых известить,

Что сын их больше не вернется

И не приедет погостить.



В углу заплачет мать-старушка,

Слезу рукой смахнет отец,

И дорогая не узнает,

Какой танкиста был конец.



И будет карточка пылиться

На полке пожелтевших книг -

В танкистской форме, при погонах

И ей он больше не жених.

На поле танки грохотали,

Солдаты шли в последний бой,

А молодого командира

Несли с пробитой головой.



Под танк ударила болванка,

Прощай, гвардейский экипаж!

Четыре трупа возле танка

Дополнят утренний пейзаж...



Машина пламенем объята,

Сейчас рванет боекомплект,

А жить так хочется, ребята,

Но выбираться сил уж нет...



Нас извлекут из под обломков,

Поднимут на руки каркас,

И залпы башенных орудий

В последний путь проводят нас.



И полетят тут телеграммы

Родных, знакомых известить,

Что сын их больше не вернется

И не приедет погостить.



В углу заплачет мать-старушка,

Слезу рукой смахнет отец,

И дорогая не узнает,

Какой танкиста был конец.



И будет карточка пылиться

На полке пожелтевших книг -

В танкистской форме, при погонах

И ей он больше не жених.

На поле танки грохотали,

Солдаты шли в последний бой,

А молодого командира

Несли с пробитой головой.



Под танк ударила болванка,

Прощай, гвардейский экипаж!

Четыре трупа возле танка

Дополнят утренний пейзаж...



Машина пламенем объята,

Сейчас рванет боекомплект,

А жить так хочется, ребята,

Но выбираться сил уж нет...



Нас извлекут из под обломков,

Поднимут на руки каркас,

И залпы башенных орудий

В последний путь проводят нас.



И полетят тут телеграммы

Родных, знакомых известить,

Что сын их больше не вернется

И не приедет погостить.



В углу заплачет мать-старушка,

Слезу рукой смахнет отец,

И дорогая не узнает,

Какой танкиста был конец.



И будет карточка пылиться

На полке пожелтевших книг -

В танкистской форме, при погонах

И ей он больше не жених.

На поле танки грохотали,

Солдаты шли в последний бой,

А молодого командира

Несли с пробитой головой.



Под танк ударила болванка,

Прощай, гвардейский экипаж!

Четыре трупа возле танка

Дополнят утренний пейзаж...



Машина пламенем объята,

Сейчас рванет боекомплект,

А жить так хочется, ребята,

Но выбираться сил уж нет...



Нас извлекут из под обломков,

Поднимут на руки каркас,

И залпы башенных орудий

В последний путь проводят нас.



И полетят тут телеграммы

Родных, знакомых известить,

Что сын их больше не вернется

И не приедет погостить.



В углу заплачет мать-старушка,

Слезу рукой смахнет отец,

И дорогая не узнает,

Какой танкиста был конец.



И будет карточка пылиться

На полке пожелтевших книг -

В танкистской форме, при погонах

И ей он больше не жених.

На поле танки грохотали,

Солдаты шли в последний бой,

А молодого командира

Несли с пробитой головой.



Под танк ударила болванка,

Прощай, гвардейский экипаж!

Четыре трупа возле танка

Дополнят утренний пейзаж...



Машина пламенем объята,

Сейчас рванет боекомплект,

А жить так хочется, ребята,

Но выбираться сил уж нет...



Нас извлекут из под обломков,

Поднимут на руки каркас,

И залпы башенных орудий

В последний путь проводят нас.



И полетят тут телеграммы

Родных, знакомых известить,

Что сын их больше не вернется

И не приедет погостить.



В углу заплачет мать-старушка,

Слезу рукой смахнет отец,

И дорогая не узнает,

Какой танкиста был конец.



И будет карточка пылиться

На полке пожелтевших книг -

В танкистской форме, при погонах

И ей он больше не жених.
Отправить

527 популярных композиций